Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Охуенная история с РВК (ОАО «Российская венчурная компания»).

Структура формировалась для создания у нас индустрии венчурного инвестирования путем приобретения паев венчурных фондов и ценных бумаг инновационных компаний. Благие намерения состояли в развитии науки, технологий, инноваций, в общем — инвестирования в светлое будущее.

Для этих целей в РВК было закачано 28 миллирдов рублей (Если быть точным— 28 миллиардов 225 миллионов 879 тысяч 400 рублей). Закачали и забыли. И все счастливы вроде.

Господин КоробовА вот хуй. Приспичило Генпрокуратуру проверить, чем там занимается Коробов Алексей Валерьевич, генеральный директор столь нужной России компании.

И выяснила. Что РВК благополучно положила 85% из этих денег на депозиты в банках и... все.

Цитата: «Получая стабильный доход от размещения средств на депозитах (за 2008 г. он составил более 2,5 млрд. руб.), а, также имея возможность самостоятельно распоряжаться прибылью, ОАО «РВК» не было заинтересовано в осуществлении иной деятельности. Конкретные показатели работы компании государством определены не были.»

И вот эти ребята, которые, по сути, нихуя не делают, вложив деньги государства и получая с них доход, в 2008 году потратили только на собственное содержание 290 миллионов рублей, что в 2 раза превышает расходы на всю российскую науку до 2012 года.

Ну и прочие прилагающиеся бонусы, в виде покрытия расходов на выезды в США, зарплаты гендиректора в 8 миллионов итд итп.

Теперь ребятам пиздец, потому что Чайка обратился к Путину, а к Путину Чайка без санкции не обращается.

Я это все к чему.

Малина, уважаемые, имеет свойства заканчиваться. И если ты вместо того, чтобы выполнять свою прямую функцию, способствовать продвижению разработки талантливых российских ребят на рынке, положил деньги в банк и хуй на все остальное, тебе этот хуй потом в твою же жопу и засунут. И повертят на все 28 миллиардов. Это какбэ с одной стороны.

Но в Совет директоров РВК входят, на минуточку, Набиуллина, Фурсенко, Артемьев и другие немалоизвестные представители известно чего. И если даже такие люди вытягивают над головой средний палец и сладострастно закрывают глаза на совершаемое, то мне лично не по себе. Как минимум.
________________________

vladzima

Без комментариев. Кажется полный пиздец.

Снова Авен для "Русского пионера". Ответ ЖЖ сообществу и рассказ о мировом финансовом кризисе!

Петр Авен все же ответил всем тем, кто с таким старанием и усердием писал о его нашумевшей колонке в предыдущем номере "Русского Пионера". Колонке, которую, без преувеличения, обсуждали все! Дебаты на тему закончились эфиром "К барьеру" Минаева и Прилепина.
На этот раз, Петр Авен снова продемонстрировал то, что умный человек всегда актуален и не будет уподобляться некоторым в пиаре на одной теме.

"Мировой финансовый кризис - конец эпохи глобального оптимизма". Самое точное определение кризиса, которое мне доводилось слышать.
___________________________________________

Если бы меня попросили разорвать на куски чванливую и провокационную рецензию Петра Авена на роман Захара Прилепина «Санькя», я бы сделал это легко. Без истерики и фамильярного хамства. Без передергивания и высокомерной дидактики… На куски.
Я бы начал с того, что в революции всегда виноват правящий класс, а не писатели — будь то Захар Прилепин или даже Лев Толстой. И остановить революцию писатели не в силах, пусть даже вся страна по десять раз перечитает «Бесы».
И я бы напомнил автору (самому себе), что бывает три вида революций — бедности, свободы и справедливости (иногда — всего вместе). И быстрый рост богатства не только меньшинства, но даже и большинства вовсе не гарантирует от потрясений. Даже наоборот. Богатства всегда растут непропорционально. И чувство несправедливости происходящего оказывается (через какое-то время) сильнее удовольствия от новых квартир и отдыха в Египте.
Я бы привел несколько примеров. Так, самый большой в мире промышленный рост в 1962–1978 годах наблюдался в Иране — в среднем 20% в год. Средний уровень жизни драматически вырос. Закончилось все революцией Хомейни.
Выдающиеся темпы роста с начала шестидесятых демонстрировала Греция: среднедушевой доход за восемь лет почти удвоился — с 300 до 570 долларов. Результат — переворот «черных полковников», ставший ответом на социальную нестабильность и возможность прихода к власти коммунистов.
Да и в России, если не в семнадцатом (война, разруха), то в 1905-м революционные события имели место в экономически быстро растущей стране. (С 1898 по 1913-й российский ВВП вырос на 97%, а в Великобритании, где революцией и не пахло, на 40%.)
Одним словом, я бы заметил, что с точки зрения революции большой экономический рост опаснее стагнации. Так как быстро ломает все — социальную структуру общества, многолетние стереотипы поведения, представления о «правильном» распределении богатства и т.п.
Я бы сказал несколько слов о «социальном лифте». О том, что список тысячи самых богатых американцев обновляется ежегодно наполовину, а наш пресловутый список «Форбса» практически зацементирован. Правда, не навсегда, он неизбежно будет меняться с каждым новым кризисом. Так что подождем.
Я бы вспомнил залоговые аукционы, более всего остального поставившие под вопрос легитимность приватизации девяностых. (Я, неловко напоминать, писал об этом лет десять назад в «Коммерсанте».)
И я бы, наконец, оттоптался на нашей элите. На правящем классе. Это совсем легко.
Я бы, правда, не столько топтался, сколько попытался понять, откуда этот правящий класс взялся. Ведь не с Марса же, не с Венеры. И мог бы он быть иным? Я бы не спорил с тем, что люди, попавшие «наверх» в последние двадцать лет, в целом оказались не на высоте. Но, может, спросил бы я, дело тут не в отдельных людях, а, как говорил Жванецкий, «в консерватории», то есть в особенностях нашей великой страны, где «каждые пять лет меняется все, а каждые двести — ничего». И еще я спросил бы, насколько отличается от нашей (опущу эпитеты) элиты большинство ее пламенных критиков?
Мог бы спросить, но не спрошу. После публикации своей заметки в прошлом номере «Русского пионера» я вообще решил завязать с литературным трудом. Несмотря на внезапно свалившуюся известность и первый в жизни литературный гонорар.
Я решил не писать ответ самому себе. Не рвать себя на куски. Как писал Вознесенский: «Убил я поэму, убил — не родивши».
Две тому основные причины. Во-первых, отсутствие симпатичных оппонентов еще не повод вступать в переписку с самим собой. Есть в этом что-то безусловно шизофреническое, а обвинение в психическом нездоровье — единственное, чего я избежал после публикации своего скандального опуса.
А во-вторых… Джек Берден в романе «Вся королевская рать» называет подонком одного местного (луизианского) журналиста, слишком рьяно влезающего в чужую частную жизнь. И слышит в ответ: «Меня называет подонком человек, работавший на Вилли Старка?»
Иными словами, Чубайсу или другу моему Алику Коху не читать лекции даже о теории приватизации — забросают помидорами.
Но Чубайс и Кох хотя бы отвечают за себя. А я, какого-то черта, стал ответственным за весь правящий класс — за Путина и Медведева, да еще и за Березовского с Гусинским. Так или иначе, но о революции и социальной справедливости мне лучше не писать. Чтобы не нарываться. Может, и не вполне (по-моему) справедливо, но вполне понятно. За все надо платить.

Collapse )